Роль искусства в жизни человека: что мир прекрасного готовит нам. Искусство и жизнь


что мир прекрасного готовит нам

Какой бы сложной и непредсказуемой ни была наша жизнь, всегда существуют моменты и события, которые ее украшают и делают прекрасной. Мы всегда стараемся стремиться к лучшему, к чему-то хорошему. Жить, любить, заниматься чем-то полезным для себя и общества - это замечательно. Роль искусства в жизни человека, так же немаловажна, как и сама жизнь. Все, что нас окружает, - это своего рода искусство.

Еще в древние времена наши предки пытались изобразить на стенах, кусочках кожи, камнях какие-то картины, события своей жизни, сражения, охоту. В те времена они и не подозревали, что их попытки принесут много новых знаний для человечества в будущем. Их скульптуры, предметы утвари, оружие, одежда имеют большое значение, благодаря этим находкам мы знаем историю развития наших предков. Тогда они и понятия не имели, о том, что все, что они делают - это искусство, и то, что роль искусства в жизни человека будет очень велика.

Формированию личности, культурному развитию, нравственности способствуют разные направления искусства (сущность, которых заключается в том, чтобы показать и научить реальному и прекрасному миру). С помощью произведений искусства, музыки, поэзии профессионалов и любителей мы можем познать эстетическое восприятие нашего мира. Поэтому роль искусства в жизни человека просто огромна!

Художники, скульпторы, поэты, музыканты и каждый человек, который пытается передать своим творчеством восприятие и свое видение чего-то особенного, что нас окружает, занимает важное место в культурном развитии человечества. Даже маленький ребенок, сделав свой первый рисунок, аппликацию или поделку, уже в какой-то степени прикоснулся к миру искусства. В старшем возрасте, будучи подростком, формируются его вкусы в выборе стиля одежды, предпочтения в музыке, книгах и его восприятие жизни. Мировоззрение и эстетический вкус выстраиваются в логическую цепочку при непосредственном общении с произведениями искусства, но только личная оценка влияет на выбор и формирование вкуса. Поэтому необходимо чаще сталкиваться с миром искусства и настоящими шедеврами.

Роль искусства в жизни человека столь велика, что, однажды овладев привычкой посещать музеи и художественные галереи, читать интересные книги, поэзию, захочется прикоснуться к духовному и историческому миру, знакомиться с новыми и интересными людьми, познать художественные творения других народов, познакомиться с их историей и культурой. Все это приносит разнообразие и яркие краски в нашу жизнь, способствует стремлению жить лучше, интереснее. Вокруг нас много духовного богатства и роль искусства в современном мире занимает не последнее место. Прикоснувшись к прекрасному, человек пытается внести в свою жизнь как можно больше красивых вещей, стремится к совершенству своего тела и речи, правильному поведению и общению с другими людьми. Изучая и общаясь с искусством, появляется желание самому придумывать что-то новое и оригинальное, хочется творить и изобретать.

Искусство преобладает не только в картинах и скульптурах, оно существует везде: в кулинарии, дизайне квартир, мебели, посуде, каких-то мелочах и многом другом, во всем, что нас окружает. С самого детства при формировании вкуса и предпочтений становится понятным значение искусства в жизни человека. Оно никогда не стареет, оно всегда было, есть и будет интересным для изучения и познания человечеством. Только благодаря искусству мы можем поделиться с людьми своими чувствами, опытом и оставить свой след в истории. Главное - это желание творить, относиться с уважением ко всему и идти вперед к своей цели!Тогда будущее всегда будет полностью в ваших руках! И жизнь станет прекраснее и веселее.

fb.ru

Зачем нужно искусство? Что такое настоящее искусство? Роль и значение искусства в жизни человека

Искусство – это неотъемлемая часть деятельности индивидуума. С помощью него он познает мир, отдыхает и создает что-то новое. Роль и значение искусства в жизни человека нельзя недооценивать. Без него существовать было бы практически невозможно. Это своего рода фундамент для дальнейших открытий.

Что представляет собой искусство

зачем нужно искусство

Это творческая деятельность, которая позволяет человеку реализовывать свой внутренний мир. Творить можно с помощью звуков, танцев, рисунков, слов, цветов, различных природных материалов и так далее. Искусство – это одна из множества форм сознания разумных существ. Возникает оно благодаря творчеству конкретных индивидов, которые затрагивают темы, интересные не только автору, но и другим людям. Многие спрашивают: «Нужно ли искусство человеку?» Ответ определенно положительный, ведь это способ познания мира. Наука тоже является одним из видов приобретения знаний из окружающей действительности. Искусством может быть:

  • Ремесло. Любой вид деятельности человека считается творческим процессом. Мастерство в какой-то области: швейное дело, вышивка бисером, создание мебели и так далее считается искусством. Ведь человек старается передать свое видение мира в действительность.
  • Культурная деятельность. Люди всегда стремились к чему-то прекрасному. Создавая что-то хорошее, человек подчеркивает свою любовь и миролюбивость.
  • Любые выразительные формы. С развитием общества и эстетического познания, искусством можно называть абсолютно любую деятельность, которая с помощью особых средств выражает какой-то смысл.

Этот термин достаточно широк. Если его трактовать в масштабе всего человеческого общества, то это особое средство для познания или отражений окружающего мира, духовности и сознания индивида. Практически нет человека, который не смог бы дать ему объяснение. Прислушайтесь к своему внутреннему миру и определите, чем является для вас искусство. Ведь ценно оно как для конкретного автора, так и для всех людей в целом. За время существования человечества уже было создано очень много художественных произведений, которыми можно любоваться и которые смогут вас вдохновить на собственные творческие идеи.

История появления искусства

Первобытное искусство

По одной из теорий, впервые человек начал заниматься творчеством во время первобытного общества. Тому свидетели - наскальные надписи. Это были первые массовые виды искусства. Наносились они в основном для практического применения. Около 40 тысяч лет назад искусство стало независимым способом для познания мира. Представлялось оно различными обрядами, музыкальными композициями, хореографией, нательными украшениями, изображениями на скалах, деревьях и шкурах убитых животных.

В первобытном мире искусство выполняло функцию передачи информации. Люди не могли общаться при помощи языка, поэтому они передавали информацию посредством творчества. Поэтому искусство для народа тех времен было неотъемлемой частью существования. Для нанесения изображений использовались предметы из окружающего мира и различные цвета из них.

Искусство в античном мире

Именно в древних цивилизациях, таких как: Египет, Индия, Рим и так далее - были заложены основы творческого процесса. Уже тогда люди стали размышлять о том, нужно ли искусство человеку. У каждого развитого центра цивилизации был свой неповторимый стиль, который переживал много веков и не менялся. В это время уже начали создаваться первые произведения художников. Древние греки изображали человеческое тело лучше всех. Они могли правильно изобразить мышцы, осанку и соблюдали пропорции тела.

Искусство в средних веках

Люди этих времен сосредотачивали свой взор на библейских сюжетах и духовных истинах. В средних веках они уже не задавались вопросом о том, нужно ли искусство человеку, ведь ответ был очевиден. В живописи или мозаике использовался золотой фон, а люди изображались с идеальными пропорциями и формами тела. Художество различного рода проникало в сферу архитектуры, строились красивые статуи. Людей не интересовало, что такое настоящее искусство, они просто создавали собственные прекрасные произведения. Некоторые исламские страны приписывали таким творениям божественную силу. Народ из Индии использовал искусство для религиозных танцев и скульптуры. Китайцы предпочитали бронзовые скульптуры, резьбу по дереву, поэтику, каллиграфию, музыку и живописные рисунки. Стиль этого народа каждую эпоху изменялся и носил названия правящих династий. В XVII веке в Японии распространялась гравировка по дереву. Вот к этому времени люди уже знали, что такое настоящее искусство. Ведь оно уже серьезно влияло на воспитание полезной личности для общества. А также служило хорошим отдыхом и расслаблением.

Эпоха возрождения и современный мир

Человечество вернулось к гуманизму и материальным ценностям. Это и повлияло на развитие искусства. Фигуры людей потеряли идеализированные формы. В эти эпохи художники старались показать Вселенную и различные идеи того времени. Трактовок того "что такое искусство" было уже очень много. Творческие люди воспринимали его как способ передать человеческую индивидуальность. Уже к XIX веку сформировалось очень много стилей, таких как символизм или фовизм. Однако уже в XX веке случилось много научных открытий и развивающихся технологий. В этот период творческие личности искали новые способы для отображения своего внутреннего мира и отражения современной красоты.

Во второй половине двадцатого века в искусство влилось направление модернизм. Люди старались найти истину и следовали жестким нормам. В этот период появилось очень много критиков живописи, которые предполагали, что ей наступил конец.

Каким бывает искусство

нужно ли искусство человеку

В современном мире творческий процесс достиг небывалого развития. С помощью всемирной сети Интернет разного вида мастерство распространяется с большой скоростью. Искусство бывает следующим:

  • Зрелищное искусство. К нему относятся театры, оперы, цирки, киноискусство и так далее. При помощи зрительного восприятия авторы передают свое видение мира и различные события. Режиссеры создают кинокартины, в которых отражаются существующие проблемы мира. Многие отрасли искусства служат для человека развлечением, например цирк.
  • Изобразительное искусство. В эту сферу входит фотография, живопись, комиксы, скульптуры и немое кино. Авторы при помощи статичной картинки передают природу, быт какого-либо народа, проблемы человечества. Немое кино относится к динамичному виду искусств. В современном мире это явление уже утратило свою популярность.
  • Выразительное искусство. Люди отражают свои взгляды в литературе, создают прекрасные строения. Также они выражают внутренний мир в музыке и хореографии. В большинстве произведений поднимаются глобальные проблемы и пороки человечества. Благодаря этому люди совершенствуются и уходят от зла и самобичевания.

Для творческого самовыражения человек изобрел очень много материалов. Художники используют краску, холсты, чернила и так далее. Архитекторы - глину, железо, гипс и прочее. Благодаря современным способам хранения информации, человек может переносить свои творения в электронный вариант. Уже сейчас есть много музыкантов, художников, режиссеров и писателей, которые используют компьютер для создания произведений искусства.

Современный мир и искусство

Люди рассматривают современные картины

Творческая сфера жизни обучает индивида истинной красоте, делает милосерднее и добрее. Также искусство учит смотреть на простые вещи под другим ракурсом, чаще всего положительным. Во всех творениях нет одного определенного смысла, каждый человек в них ищет что-то свое. Также все индивидуально выбирают для себя вид деятельности. Это может быть живопись, балет или вовсе классическая литература. Люди, благодаря творчеству, учатся состраданию, чувствительности и эмоциональности. Повседневность может угнетать человека, а искусство напоминает, каким прекрасным может быть окружающий его мир. Многие люди питаются просто положительной энергией из разных авторских работ.

С малых лет индивиду прививается любовь к творчеству. Приобщение детей к искусству позволяет им учиться понимать литературу, живопись, архитектуру, музыку и многое другое. Это взращивает личность. Однако бывают случаи, когда человек не понимает, зачем нужно искусство. Такое поведение - один из этапов развития личности, после него у людей возникает непроизвольная тяга к чему-то новому неизвестному. Это позволяет расширить кругозор, совершенствоваться и формировать индивидуальные моральные ценности. Самое главное, что творчество делает человека лучше.

Как искусство влияет на развитие личности

Творение одного из художников

Человек – это существо, которое формируется с помощью окружающих его событий и иных мнений. Искусство занимает в этом процессе особое место, оно влияет как на конкретную личность, так и на общество в целом. Благодаря ему у человека формируются приятные чувства, интересные мысли, моральные принципы, а развитие современного искусства помогает ему в этом. Жизнь без этой отрасли практически нереальна. Она была бы сухой, а для личностей с богатым внутренним миром представлялась лишь в черно-белых красках. Особое место в существовании занимает художественная литература как искусство. Она способна наполнять человека, как кувшин водой, жизненными принципами и взглядами. Лев Толстой считал, что духовная красота способна спасти человечество. С изучением творчества различных авторов люди становятся внутренне привлекательными.

В изобразительном искусстве человек старается передать свою точку зрения на окружающий мир, иногда из своего воображения. Ведь он не может воссоздать то, чего не существует. Каждое изображение передает конкретную мысль или чувство творца. Человек питается этими художественными произведениями. Если посыл был добрым, то и человек будет излучать положительные эмоции. Агрессивное творчество порождает у человека негативные чувства. В жизни люди должны обладать позитивными мыслями и делами, в противном случае человечеству грозит вымирание. Ведь если каждый своему окружающему будет желать зла, то могут начаться массовые акты насилия и убийств.

Приобщение детей к искусству

Приобщение ребенка к искусству

Родители начинают заниматься культурным воспитанием своего ребенка практически с рождения. Приобщение детей к искусству – это важная часть воспитания положительной личности. Школьный возраст считается самым благоприятным для развития культурного человека. На этой стадии в школах формируют у ребенка симпатию к классическим произведениям. На уроках они рассматривают великих художников, писателей, музыкантов и их весомый вклад в культуру человечества. Уже в дальнейшем они будут лучше воспринимать творчество различных авторов и не спрашивать о том, зачем нужно искусство. Однако когда дети переходят в средние классы, должного внимания творчеству преподаватели не уделяют. В таком случае многие родители отправляют их в специальные художественные школы. В детях воспитываются умение обучаться чему-то новому, интерес к искусству, способность творить и быть добрым человеком. Ведь весомую роль в развитии зрелой личности играют художественные творения.

Искусство и литература

Литературное искусство

Слово – это неотъемлемая часть творчества. Благодаря ему можно очень точно передать информацию, события, чувства и так далее. Художественная литература как искусство способна передать человеку широчайший спектр эмоций и взглядов на жизнь. Также воображение помогает передать картинки неописуемой красоты. Благодаря слову люди могут испытывать радость, переживания, соболезнования, грусть и так далее. Текст в книге чем-то напоминает альтернативную реальность.

В мире существует очень много литературных направлений и авторов, среди которых любой человек может найти что-то близкое для себя. Ведь тексты начали появляться еще со времен античности. Для многих людей в мире они стали своего рода учителями. Книга может обучить человека нравам, помочь взглянуть на мир под другим ракурсом, полюбить жизнь и так далее. Многие поэты использовали литературу как способ поделиться с миром своими любовными переживаниями и восприятием мира.

Также писатели рассказывают о своих предположениях, которые касаются будущего человечества. Существует очень много популярных антиутопий, отражающих совсем не светлое будущее, например: «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «1984» Джорджа Оруэлла. Они служат человеку предупреждением, чтобы он не забывал любить и старался ценить все, что имеет. Этот факт показывает, зачем нужно искусство негативной литературы. Ведь в таких книгах высмеиваются проблемы людей: безумное потребление, любовь к деньгам, власти и так далее. Ведь эти вещи совсем не приносят счастья, и нужно заниматься только благородными делами и иметь честь.

Для чего нужно искусство фотографий и картин

Почти каждый человек любит украшать стены своего дома творчеством художников или фотографов. Однако не каждый думал, для чего они там висят и как они влияют на настроение. Психологи считают, что изображения на стенах может воздействовать на человека. Картинка влияет в первую очередь на подсознание, и очень важно, какого она цвета. Воздействие окраса изображений:

  • Оранжевый цвет. Он способен создать у человека теплое и радостное чувство. Однако некоторые произведения могут, наоборот, раздражать.
  • Красные картины. Это один из самых воздействующих цветов на людей. Здоровых людей он может питать страстью и теплотой. У больных психологическими расстройствами может появиться агрессия.
  • Зеленый. Это цвет всего растительного мира, который создает в человеке чувство защищенности и свежести.
  • Голубые изображения. Они способны подарить людям спокойствие и некую прохладу. Все светлые тона влияют положительно на эмоциональное состояние человека.

Специалисты уже очень давно выяснили, что разные цвета картин и фотографий могут повышать настроение, приводить эмоции в порядок и в некоторых случаях излечивать. Однако у некоторых людей до сих пор может возникать вопрос о том, зачем нужно искусство изображений. Их можно наблюдать в школах, детских садах, учебных заведениях и на некоторых рабочих местах. Зачастую это умиротворяющие пейзажи, леса и портреты некоторых красивых людей.

fb.ru

РОЛЬ ИСКУССТВА В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

8 Июль 2014       админ      Главная страница » Link      Просмотров:   65600

Искусство существовало еще с древних времен. Оно сопровождало человека на протяжении всего его существования.Первыми проявлениями искусства были совсем примитивные рисунки на стенах пещер, сделанные первобытными людьми. Еще тогда, когда каждый день нужно было бороться за свою жизнь, человек тянулась к искусству, уже тогда проявлялась любовь к прекрасному.

В наше время существует много различных видов искусства. Это литература, музыкальное и изобразительное искусство и т.д.. Сейчас естественный талант человека сочетается с новейшими технологиями, создавая принципиально новые направления в искусстве. Конечно, раньше не было таких возможностей, как в наше время, но каждый художник стремился придумать что-то особенное, внести свой вклад в развитие данного вида искусства.

И все же, почему мы придаем такое большое значение искусству? Какую роль оно играет в жизни человека? Образное воссоздание реальности создает нашу личность. Культурное и духовное развитие имеет большое влияние на нашу жизнь.Действительно, в большинстве случаев людей оценивают не по внешнему виду, а по тому, что у них внутри. Человек с очень непривлекательной внешностью может оказаться прекрасным, стоит лишь познакомиться с ним поближе. Всесторонне развитые, богатые духовно люди всегда вызывали интерес у окружающих, с ними интересно и приятно общаться. Все мы должны развиваться, самосовершенствоваться, а искусство помогает нам в этом нелегком деле. Оно помогает лучше познать окружающий мир и самих себя.

Познание себя — один из важнейших этапов становления человеческой личности.  Часто искусство — это способ самоутвердиться, сказать что-то всему миру. Это как послание в будущее, своеобразное обращение к народу. Каждое произведение искусства имеет свою цель: ознакомить, научить, побудить к размышлениям. Искусство требует понимания. Бездумное созерцание картин или прочтения книг великих мастеров не имеет никакого смысла. Нужно понимать, что именно хотел сказать художник, с какой целью появилось то или иное творение. Только при этом условии искусство выполнит свою задачу, научит нас чему-то.

Часто говорят, что в наше время люди почти перестали интересоваться искусством. Я считаю, что это не так. Времена меняются, меняются поколения. Не остаются без изменений и взгляды, вкусы. Но есть темы, которые будут актуальными во все времена. Конечно, наше общество придает большее значение материальном обогащению, чем духовному. Но это не значит, что люди не обращают внимания на культурную жизнь, не ценят искусство. Мы не должны забывать об искусстве, ведь оно играет важную роль в нашей жизни.

    

info-shkola.ru

Искусство и его творцы. Искусство и жизнь

Искусство и его творцы

То, что я должен рассказать, покажется вам, боюсь, хорошо известным, но, думается, для начала кампании за популяризацию и развитие прикладных искусств тема моей лекции очень важна. Для начала я предложу вам ее текст, чтобы вам заранее была ясна направленность моего выступления. Такой план, я надеюсь, сбережет и ваше и мое время.

Побуждение к труду связывают обычно с необходимостью зарабатывать себе средства к жизни. и так как в нашем современном обществе это действительно единственное побуждение для тех трудящихся, которые заняты производством товаров, имеющие некоторое отношение к искусству, то маловероятно, чтобы работающие таким образом люди могли создавать подлинные художественные произведения. Поэтому желательно, чтобы либо вообще подобные товары были без всякой претензии на художественность и чтобы к искусству относились лишь предметы, предназначенные быть произведениями искусства, например картины, скульптура и тому подобное, либо чтобы побуждение трудиться из-за необходимости было соединено с интересом к самой работе и стремлением насладиться ею.

Таковы мои основные положения, и я совершенно уверен, что вы сочтете нужным серьезно обдумать содержание моего доклада, если только намерены действовать, а не просто толковать об искусстве, для чего художественные произведения не нужны, ибо ныне и без того придумано множество изящных фраз, отвечающих на все житейские вопросы.

Во-первых, стоит ли делать вид, будто мы создаем архитектуру и архитектурные искусства, если на самом деле их не существует? Во-вторых, должны ли мы по беспечности либо с отчаяния в принципе от них отказаться, из-за того, что в действительности их нет? И в-третьих, стоит ли добиваться, чтобы они у нас были?

Утвердительно ответить на первый вопрос — значило бы признать, что мы были слишком беспечны и беспорядочны, чтобы всерьез его обдумать, независимо от того, не было ли это с нашей стороны глупостью (и весьма прискорбной). Утвердительный ответ на второй вопрос заставил бы признать в нас очень правдивых людей, решивших не обременять себя никакой ответственностью, даже если бы это обрекло нас на скучную и бессодержательную жизнь. Если же мы искренне ответили бы утвердительно на третий вопрос, то приняли бы на себя и ответственность за собственную жизнь и множество всяких забот, по крайней мере на некоторое время, но зато стали бы намного счастливей.

Боюсь, что хотя я и выдвинул перед вами второе из перечисленных решений ради внешней логической обстоятельности, но мы теперь не вольны сознательно принять его, хотя в конце концов нам придется это сделать. Сегодня, полагаю, для нас возможны только два решения: спокойно принять широко распространяющееся псевдоискусство, которое в действительности распространяется не дальше рекламных объявлений, или же начать бороться за такое искусство, которое проникло бы во всю нашу жизнь и сделало бы ее счастливей. Но так как это решение, если мы относимся к нему серьезно, повлечет за собою перестройку общества, то давайте сначала посмотрим, что собой действительно представляют архитектурные искусства и стоит ли о них беспокоиться, ибо если не стоит, то лучше все оставить так, как есть, и смириться с тем, что мы были просто очень глупы, заставив себя притворяться, будто мы нуждаемся в этих искусствах, тогда как они вовсе нам не нужны.

Цель архитектурных искусств, если они являются чем-то подлинным, — добавлять ко всем предметам домашнего обихода известную долю красоты, которая желательна и потребителю и мастеру. До сравнительно недавнего времени никто и не спрашивал, должны ли быть красивыми и интересными эти предметы, — это подразумевалось само собой, без какого-то бы ни было определенного требования со стороны потребителя и без сознательных стараний мастера. А псевдоискусство, о котором я говорил, — просто укрепившийся в нашей жизни пережиток. Это одна из причин, почему вы не можете отказаться от псевдоискусства тем простым и логичным способом, какой я только что предложил вам в качестве второго из возможных решений.

Целостность и подлинность архитектурного искусства, которые, заметьте, воплощаются мастером в его изделиях не только потому, что это его обязанность (работая, он не чувствует принуждения), но потому, что это ему нравится, хотя он и не всегда осознает, что наслаждается своим трудом, — такое подлинное архитектурное искусство зависит от товаров, с которыми оно составляет единое целое и которые производятся мастерами-ремесленниками для людей, понимающих в мастерстве толк. Потребитель предпочитает такие-то и такие товары, а мастер, выпускающий их, должен согласиться с его выбором. Форма изделий не должна навязываться ни потребителю, ни производителю; оба должны быть одного мнения и иметь возможность при легко вообразимых обстоятельствах обмениваться ролями потребителя и производителя. Сегодня столяр мастерит сундук для ювелира, а завтра ювелир отделывает чашку для столяра, и оба чувствуют в своей работе взаимное согласие, то есть столяр делает для своего друга-ювелира точно такой же сундук, какой сделал бы для себя, если бы он был ему нужен, чашка же ювелира точно такая, какую он сделал бы для себя, если бы она была нужна ему. Работая, каждый сознает, что делает вещь, которой будет пользоваться человек с такими же, как и у него, потребностями. Я прошу запомнить эти слова, ибо вскоре мне придется говорить и о различиях в условиях их работы. Тем временем заметьте, что декоративное или прикладное искусство не опрашивает, как, возможно, думает большинство людей, нужно или не нужно украшать или делать изящными беспомощные, безжизненные, но необходимые предметы нашего быта — дом, чашку, ложку и так далее. Сундук и чашка, дом или что-нибудь другое могут быть просты и неотделаны или же лишены того, что обычно называется орнаментом, но если они создаются в том настроении, о котором я говорил, то неизбежно окажутся произведениями искусства. В работе, выполненной так, интерес к одному занятию сменяется и должен сменяться интересом к другому занятию. Знание человеческих потребностей и сознательное стремление пойти навстречу желаниям людей — это необходимое условие подобной работы, и благодаря ей человечество обретает единство. Мир, покой, который несут с собой искусства, вырастает из корней именно такой работы, и он цветет даже посреди раздоров, тревог и сумятицы.

Таково прикладное искусство, которое, уверяю вас, стоит борьбы за то, чтобы оно действительно существовало. Да, я твердо убежден, что это искусство стоит борьбы, как бы тяжела она ни была. Есть такие вещи, которые достойны любой цены; превыше же всего я ценю сознательную мужественную жизнь, а искусства, во всяком случае, неотъемлемы от такой жизни.

Таково мое представление об условиях, в которых может создаваться подлинное архитектурное искусство, но мои рассуждения не просто воздушные замки, они основаны на изучении истории развития промышленных искусств. Поэтому мне теперь следует сделать беглый обзор моих взглядов на историю, хотя так часто это делалось раньше, что они должны быть известны многим, если не большинству из вас. На протяжении всей истории вплоть до конца средних веков даже и не возникал вопрос, следует ли придавать художественную форму изделиям, предназначавшимся существовать более или менее длительное время. Такая форма не увеличивала их стоимости и не требовала от мастера сознательных усилий при работе над ними. Просто художественная форма была присуща им, и возникала она так же естественно, как растет растение. На протяжении всех этих веков такие изделия целиком изготовлялись ручным трудом. Правда, в древнем мире большинство изделий создавалось системой рабского труда, и хотя положение рабов-ремесленников очень сильно отличалось от положения сельских батраков, тем не менее их рабство оставило заметный отпечаток на малых искусствах того периода в их буквально подобострастном подчинении более высокому искусству, которое создавалось художниками. Когда в Европе вместе с классическим миром умерло рабство, то вскоре, словно из котла Медеи{1} в котором перекипало все, что угодно, возникли средние века. Стоило появиться гильдиям, которые собрали вокруг себя и свободных и крепостных того времени, как эти работники, мастера всевозможных изделий, стали в своей работе свободны безотносительно к своему социальному положению. Декоративные искусства достигли небывалого расцвета, и, во всяком случае, миру как бы было дано предвкусить ту радость жизни, которая должна быть присуща обществу равных. В это время мастерство ремесленников достигло вершины. Общепризнанная цель ремесленных гильдий, как неопровержимо свидетельствуют их уставы, состояла в том, чтобы справедливо распределять работу среди ремесленников и приостановить в самом начале развитие капитализма и конкуренции внутри гильдии и в то же время производить изделия, критерием ценности которых было их действительное употребление и реальные потребности всех соседей, которые были заняты работой, выполняемой в таком же духе. Этот способ производства, имевший целью потребление, а не прибыль, принес должные плоды. Конечно, многое из того, что было создано гильдиями XIV и XV веков, погибло. Даже наиболее прочные их создания, например возведенные ими здания, были либо уничтожены, либо пришли в ветхость из-за невежества или нетерпимости, из-за легкомыслия или педантичной придирчивости последующих веков. Но то, что дошло до нас — и чаще всего благодаря простой случайности, — оказывается достаточным, чтобы преподать нам следующий урок: никакое развитие цивилизации, никакое вмешательство науки, покорившей в наши дни природу, пока эта наука не касается трудовой жизни рабочих, не способны заместить ни свободу рук и мысли в течение рабочего дня ремесленника, ни заинтересованность его в успехе самой работы. Кроме того, коллективный талант народа, воплощенный в свободном и гармоническом сотрудничестве, для архитектурного искусства гораздо более плодотворен, чем судорожные усилия величайшего индивидуального гения, ибо в первом случае жизнь и радость выражаются свободно, привычно и непосредственно, и это связано с традициями прошлого и, следовательно, столь же неизменно, как и труд самой природы.

Но этому обществу тружеников, этой вершине средневекового труда была суждена короткая жизнь. Ело тенденция к равенству была настолько полно уничтожена развивавшейся политической средой, в которой эта тенденция проявлялась, что о ее существовании едва ли догадывались до возникшей в наше время школы исторической критики. Люди, которые, пожалуй, невольно склонны терзать себя гаданиями о том, что могло бы произойти, пусть примут во внимание не менее существенные события, которые способствовали, по-видимому, той же перемене, и поразмыслить, что случилось бы, если бы Черная смерть{2} не опустошила половину северо-западной Европы, если бы Филипп ван Артевельде{3} со своими храбрыми воинами нанес бы поражение французскому рыцарству при Росбеке, как сделали их отцы при Куртре{4}, если бы рослые иомены Кента и Эссекса{5}, собравшись на «славном поле Майл-Энда», были бы не столь простодушны и не доверились бы молодому авантюристу, который совсем незадолго до того умертвил их вождя и покончил с крестьянской войной.

Все это приятные пустяки, но это и кое-что другое. Системе гильдий должен был неизбежно прийти конец. Как только созрела жажда новых знаний и большей власти над природой, как только двинулась более быстрыми темпами жизнь, развитие производительного труда должно было подняться на новую ступень. Гильдии оказались неспособными удовлетворить нужды в расширении производства и должны были исчезнуть, внеся значительный вклад в уничтожение феодальной иерархии и породив буржуазию, которая заняла ее место как господствующая в Европе сила. Капитализм начал созревать еще в недрах цеховой организации; в гильдиях впервые появился и наемный, так называемый свободный рабочий. Вне цехов, особенно в нашей стране, землю стали обрабатывать с целью получения прибыли фермеры-капиталисты, а не крестьяне — ради добывания средств пропитания, и таким образом была создана система производства, необходимая для развития современного общества — общества, покоящегося на договорных началах, а не на юридических установлениях. Эта система отличалась тем, что работник уже не был свободен в своей работе: над ним обязательно вставал хозяин, полностью контролирующий эту работу вследствие того, что ему принадлежали и сырье и орудия труда; появился и широкий рынок для продажи товаров, с которым работник не имел непосредственной связи и о существовании которого у него не было никакого представления. Постепенно он перестал быть искусным мастером, человеком, который, чтобы выполнять свою работу, обязательно должен интересоваться ею, поскольку он отвечал за качество изделий, которые ему приходилось производить и рынок для которых состоял преимущественно из его соседей, людей, чьи потребности он хорошо знал. Вместо искусного мастера, каким он был некогда, он становится наемным рабочим, не отвечающим ни за что и обязанным лишь выполнять указания своего мастера. Возможно, что в свободные часы он—смышленый гражданин, склонный разбираться в политике или тяготеющий к занятиям наукой или чем-нибудь в этом роде, но в свои рабочие часы он даже не машина, а какой-то небольшой придаток к этой громадной и почти чудодейственной машине — фабрике. Он человек, житейские интересы которого совершенно оторваны от предмета его труда — весь его труд стал «службой», то есть просто возможностью зарабатывать себе на пропитание в зависимости от воли какого-то другого человека. Обыкновенный рабочий при такой системе совершенно утратил всякий интерес к производству изделий, и этот интерес стал достоянием только организаторов его труда. Но такой интерес имеет обычно очень отдаленное отношение к производству товаров как предметов, которые держат в руках, рассматривают, которыми пользуются, — короче говоря, теперь эти товары — просто фишки в колоссальной игре мирового рынка. Мне представляется, что в этой громадной «производственной» области имеется немало «производителей», которые пришли бы в ужас, если б подумали, что им самим придется пользоваться товарами, которые они «произвели», и если бы они оказались свидетелями восторга их покупателей; и когда эти товары достигли бы конечной цели своего назначения, то они, вероятно, цинично усмехнулись бы.

В этом коротком обзоре я намеренно опустил ступени, через которые мы пришли к резкому различию между ремесленником средних веков и свободным рабочим наших дней, между производством изделий для непосредственного потребления и производством их как товаров для мирового рынка. Мне хотелось представить вам эти различия возможно отчетливее, но, предвидя возражения, я должен сказать, что отчетливо сознаю, что это превращение происходило постепенно, что свободный рабочий нового времени не должен был в самом начале резко менять способ работы, что система разделения труда коснулась его в XVII веке, что она была усовершенствована в XVIII и что, по мере того как эта система приближалась к совершенству, изобретение автоматически действующих машин еще раз изменило отношение рабочего к своей работе и в крупных промышленных отраслях превратило его из машины в сиделку при машине (мне кажется, это было для него достижением) и, с другой стороны, привело почти все уцелевшие до той поры ремесла под власть той же системы разделения труда и, таким образом, на некоторое время уничтожило мастерство среди тех классов, которые трудом зарабатывают себе на жизнь. Но их мастерство почти совсем вымерло, сохранившись только среди художников-профессионалов, претендующих на звание джентльменов.

Если мы серьезно хотим, чтобы архитектурные искусства утвердились в жизни, мы должны прямо взглянуть в лицо тем фактам, которые в первую очередь касаются рабочего. Но чтобы ясно представить себе действительное положение рабочего, производителя товаров, мы должны уяснить и положение их потребителя. Ибо, возможно, скажут, что если вы хотите, чтобы производились определенные изделия, то нужно лишь создать спрос на них — и производство наладится тогда совершенно естественно, снова преобразив рабочего в ремесленника. Это было бы совершенно верно, если допустить, что такой спрос действительно существует и что он достаточно широк, но затем встает вопрос, можно ли создать такой подлинный и широкий спрос и если можно, то как это сделать?

Нынешняя система производства, превратив ремесленника в лишенную собственной воли машину, превратила также и прежнего соседа с хорошими покупательными способностями в раба широкого рынка, то есть просто в кошелек. Девиз современного коммерсанта — «Не рынок для человека, а человек для рынка». Рынок, таким образом, хозяин, а человек — раб, что, по моим понятиям, прямо противоположно разумному порядку вещей. Посмотрим, так ли это. В наше время приходится сталкиваться с громадной проблемой правильного использования человеческого труда. Если мы не сможем так или иначе использовать труд, то он поглотит нас без остатка — независимо от того, что случится потом. Если нам не удастся применять его должным образом, мы, во всяком случае, должны быть готовы столкнуться лицом к лицу с развращенным и упадочным обществом. И лично я хотел бы, чтобы мы подумали всерьез о правильном применении труда, вместо того чтобы использовать его как-нибудь. Но при всех условиях, даже оставляя в стороне несколько сотен тысяч людей, которые независимо от направления нашей деятельности будут умирать с голоду или вынуждены будут идти в работный дом, мы все равно должны признать, что обязаны позаботиться об устройстве рабочей силы, иными словами — людей. Я только что оказал и настойчиво повторю опять, что подлинные наниматели (или, скажем, покупатели) рабочих — это люди трудящиеся, и если бы у них не было других покупателей, то я совершенно уверен, что в конечном счете рабочие были бы заняты только лишь производством полезных вещей, в число которых я, конечно, включаю и всякого рода художественные произведения. Но так как у рабочих есть и другие покупатели, то у меня такой уверенности нет, и я вижу, да и другие не могут не видеть, что они заняты производством множества хотя и ходких, но бесполезных товаров. Сами они отнюдь не столь хорошие покупатели своих товаров, какими должны бы быть, ибо они недостаточно богаты. Все товары, которые они покупают, низкого качества, поэтому круг покупателей должен быть расширен за счет состоятельных и богатых классов, а последние, надо думать, достаточно богаты, чтобы удовлетворять свои потребности действительно хорошими товарами. Благоразумные люди из их числа не стали бы требовать иных, худших товаров, если бы только могли сдержаться, но, насколько я могу видеть, сдержаться они не могут. Создается впечатление, что азартная игра в прибыль слишком затягивает, а потребность занять рабочую силу слишком настоятельна, чтобы они могли позволить себе покупать и потреблять только то, в чем они нуждаются. Они вынуждены покупать много вещей, в которых не нуждаются; у них, таким образом, обязательно появляется привычка к роскоши и блеску, и поэтому рынок, который пустовал из-за нищеты бедных, вполне может быть занят обслуживанием стремящихся к роскоши богачей. И вы должны понять, что, хотя все изготовленные товары должны быть потреблены, это потребление тем не менее не доказывает их полезности; их обязательно нужно использовать, иначе они пропадут зря; если же в них не будет нужды, то они и не могут быть использованы и должны пойти прахом.

Теперь, рассуждая о возможности широкого и настоящего спроса на декоративное искусство, мы сталкиваемся в самом начале с той трудностью, что рабочие, которые должны создавать это искусство, заняты большей частью расточительством своего труда двояким способом — с одной стороны, производя низкопробные товары, покупать которые их вынуждает собственное униженное положение, но на которые по-настоящему не должно быть никакого опроса, с другой же стороны — производя товары не для потребления, а для расточительной жизни богатых классов, причем на эти товары опять-таки не должно быть спроса. И оба вида такого злополучного спроса навязываются обоим этим классам, ибо им навязывается положение, побуждающее их к этому спросу. Широкий рынок, который должен быть нашим слугой, оказывается нашим хозяином и повелевает нами. Поэтому широкий и настоящий спрос на произведения декоративного искусства может создаваться только мастерами художественного ремесла, но он не возникнет при нынешней системе производства, ибо последнее не могло бы развиваться, если бы большая часть его товаров производилась ремесленным способом.

В конце концов мы вынуждены прийти к следующему заключению; интерес к работе и наслаждение ею обязательно должно сопровождать создание даже самого скромного произведения искусства.

Но наслаждение и интерес могут иметь место лишь при условии, что рабочий свободен в своем труде, то есть сознает, что он изготовляет вещи, отвечающие его собственным потребностям — потребностям здорового человека. Нынешняя же система машинного производства не допускает существования таких свободных рабочих, которые сознательно трудятся над производством товаров для себя и своих соседей; эта система препятствует возникновению широкого покупательского спроса на товары, создаваемые такими рабочими; поэтому, поскольку ни производители, ни потребители не свободны производить или требовать товары соответственно своим желаниям, мы при нынешней системе производства не можем развивать декоративные искусства, бороться за которые я вас призывал, и должны перестать притворяться, будто обладаем этими искусствами.

Что же нам делать, чтобы сбросить с себя этот позор, чтобы у нас было право оказать, что либо нам недостает в жизни искусства и никакая подмена не может нас удовлетворить, либо же мы и не хотим его и не собираемся его добиваться.

Если вы согласны с моими положениями, то практические выводы из них ясны: мы должны попытаться изменить систему производства товаров. Я не собираюсь тем самым утверждать, что мы должны стремиться к уничтожению всякого машинного оборудования. Какие-то изделия, которые создаются теперь вручную, я предпочел бы делать с помощью машин, а другие изделия, которые теперь производятся с помощью машин, я бы предпочел делать вручную. Короче говоря, мы должны стать повелителями наших машин, а не их рабами, как теперь. Мы хотим освободиться не от той или иной осязаемой стальной или медной машины, а от громадной неосязаемой машины коммерческой тирании, которая угнетает всех нас. Организацию бунта против засилья коммерческой системы я считаю достойным делом.

Не забывайте, что написано в тексте моего доклада и моих слов о том, что наша цель — присоединить к побуждению трудиться из необходимости интерес к самой работе и наслаждение ею.

Я выступаю не за то, чтобы производить в мире немного больше красоты, хотя я и люблю ее и многим готов пожертвовать ради нее. Я выступаю во имя жизни людей или, если хотите, — вместе с римским поэтом — во имя целей жизни{6}. В этом зале, возможно, не многие могут себе ясно представить, что значит повседневная нудная работа, чуждая другого результата, кроме продолжения нудной жизни, которая является уделом большинства людей нашей цивилизации. Понять все это можно только благодаря опыту или сильному воображению. Но сделайте все возможное, чтобы это понять, а затем — попытайтесь представить себе ту перемену, которая последует за превращением повседневной безнадежной лямки в повседневный радостный труд, ждущий от нас применения творческой энергии и озаренный сознанием его полезности и надеждой на одобрение друзей и соседей,, на благо которых он выполняется. Несомненно, если вы серьезно подумаете об этом, то еще раз признаете, что ради такой перемены стоит принести любые жертвы. Я снова скажу, как говорил не раз, что если человечество не в состоянии надеяться на то, чтобы наслаждаться своим трудам, то лучше ему совсем отказаться от всякой надежды на счастье.

Кроме того, цель тех, кто серьезно относится к народным искусствам, — стать хозяевами своего труда и обрести способность оказать, чем мы хотим обладать и что хотим делать. И, говоря совершенно откровенно, перестройка общества — вот цена, которую мы должны уплатить за достижение этой цели. Ибо эта механическая и деспотическая система производства, которую я осуждаю, столь тесно переплелась с обществом, частью которого мы являемся, что иногда она кажется его предпосылкой, а иногда — следствием, и во всяком случае она связана с этим обществом необходим остью.

Вы не сможете ликвидировать трущобы наших больших городов, не сможете добиться, чтобы сельские жители счастливо жили в опрятных и уютных домах на лоне природы, выполняя домашнюю работу или трудясь в период между посевом и жатвой в деревенской мастерской; не сможете, повторяю, добиться этого, пока не уничтожите причин, которые породили грубого обитателя трущоб и умирающего с голоду батрака. Действительные условия общества есть результат его векового развития, и они не могли не вызвать определенных последствий, устранить которые нельзя временными полумерами. Древнему обществу был присущ раб, средневековому — крепостной, а современному — безответственный наемный рабочий, находящийся под властью хозяина, и этот рабочий не может по чисто внешним причинами выполнять работу, которая выходит за рамки его зависимости от хозяина: ремесленник отвечает за свою работу, а зависимый рабочий может отвечать только за выполнение задачи, поставленной перед ним хозяином.

Но чтобы вы не подумали, будто я не указываю вам никакого иного пути, кроме стремления к сознательному переустройству общества на основе равенства, я скажу несколько слов о той работе, к которой вы можете приступить тотчас же не столько как граждане, сколько как художники. Есть небольшая группа людей, независимых в своей работе, и зовутся они так, как я только что сказал, — художниками. Как обособленная группа, они порождены коммерческой системой, которая не нашла применения независимым рабочим, а их отрыв от обычного производства обусловил неблагополучное состояние декоративного искусства. Во всяком случае, они существуют как независимые ремесленники, но уязвимо в их положении то, что они трудятся не для всего народа, а только для небольшой его части, которая вознаграждает их за такую замкнутость предоставлением им положения джентльменов. Мне кажется, единственное, что мы можем сделать, если не в силах содействовать переустройству общества, — это стать клиентами такой группы привилегированных художников. Но джентльмены-ремесленники для нас недосягаемы, пока мы не подойдем к этой проблеме с более широкой точки зрения, но мы можем попытаться заинтересовать художников прикладными искусствами, продукция которых выпускается сейчас безответственными машинами коммерческой системы, и заставить их понять, что они, художники, как бы велики они ни были, должны принять участие в производстве этой продукции.

В то же время те рабочие, которые теперь всего лишь машины, должны стать художниками, пусть и самыми скромными. Нам же следует попробовать оживить остатки ответственности и независимости, полузадушенные и зарытые под плотным массивом фабричной системы, чтобы установить, нет ли на службе у организаторов коммерческой системы каких-либо людей, являющихся художниками, предоставить этим людям возможность работать более непосредственно для широкой публики и помочь им завоевать похвалу и сочувствие собратьев-художников, к чему, естественно, стремится каждый хороший труженик. Мысль, что это можно сделать, принадлежит не только мне; высказывая ее перед вами, я выражаю подлинные начала нормальной системы труда. Я имею честь принадлежать к небольшому и непритязательному обществу, президентом которого является мистер Крейн{7} и которое под названием Общества содействия искусствам и ремеслам совсем недавно с успехом провело в Лондоне выставку так называемых «прикладных искусств» с определенным намерением приблизиться к цели, о которой я только что говорил. Некоторым из нас такая работа может показаться очень мелкой и лишенной героизма, особенно если они недавно лицом к лицу столкнулись с бессмысленной мерзостью и убожеством какого-нибудь громадного промышленного округа или же если они так долго жили в подлом аду огромного мирового коммерческого центра, что он уже сросся с их жизнью и они теперь «привыкли» к нему, то есть дошли в своем падении до предела. Но по крайней мере это хоть какая-то деятельность, ибо она предполагает поддерживать до лучших времен искру жизни в архитектурных искусствах, — которые иначе могли бы быть полностью истреблены коммерческим производством, — ведь не так уж много лет назад казалось, что это бедствие вот-вот готово разразиться. Но, думается, эта незначительная работа вовсе не будет нам мешать, а скорее продвинет нас к участию в более широком и важном деле, направляя наши лучшие усилия к воплощению в жизнь того общества равных, которое, как я уже говорил, создаст единственные условия, когда подлинное мастерство станет основой производства и возникнет новая форма труда, которая позволит нам испытывать наслаждение от применения наших творческих способностей и ощущать нашу общность со стремлениями и целями наших соседей — иначе говоря, со стремлениями и целями всего человечества.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

это... Понятие и виды искусства. Роль искусства в жизни человека и общества

В самом простом понимании искусство – это способность человека воплощать в реальность что-то прекрасное и получать эстетическое удовольствие от таких предметов. Также оно может быть одним из способов познания, называться мастерством, но одно известно точно: без искусства наш мир был бы пресным, скучным и ни капельки не увлекательным.

Терминологическая остановка

В самом широком смысле искусство – это некое мастерство, продукты которого приносят эстетическое удовольствие. Согласно записям в Британской энциклопедии, основным критерием искусства является способность вызывать отклик у других людей. В свою очередь Большая Советская энциклопедия говорит, что искусство – это одна из форм общественного сознания, которая является основным составляющим компонентом человеческой культуры.

Кто бы что ни говорил, но споры вокруг термина «искусство» длятся уже очень долго. К примеру, в эпоху романтизма искусством считали особенность человеческого разума. То есть понимали этот термин так же, как религию и науку.

Особенное ремесло

В самом первом и распространенном смысле понятие искусства расшифровывали как «ремесло» или «составление» (оно же созидание). Проще говоря, искусством можно было назвать все, что было создано человеком, в процессе придумывания и осмысления некой композиции.

Искусство - это... Понятие и виды искусства. Роль искусства в жизни человека и общества

До XIX века искусством называли способность художника или певца выразить свой талант, увлечь аудиторию и заставить ее чувствовать.

Понятие «искусство» может употребляться в самых разных сферах человеческой деятельности:

  • процесс выражения вокального, хореографического или актерского таланта;
  • произведения, физические предметы, созданные мастерами своего дела;
  • процесс потребления произведений искусства аудиторией.

Подводя итог, можно сказать следующее: искусство – это своеобразная подсистема духовной сферы жизни, которая представляет собой творческое воспроизведение реальности в художественных образах. Это уникальное умение, способное вызывать восхищение у публики.

Немного истории

В мировой культуре об искусстве начинали говорить еще в античные времена. Первобытное искусство (а именно изобразительное творчество, оно же наскальный рисунок) появилось вместе с человеком в эпоху среднего палеолита. Первые предметы, которые можно отождествлять с искусством как таковым, появились в верхнем палеолите. Самые древние произведения искусства, к примеру, ожерелья из раковин, датируются 75 тыс. лет до н.э.

В каменном веке искусством называли первобытные обряды, музыку, танцы, украшения. В целом современное искусство берет свое начало от древних обрядов, традиций, игр, которые были обусловлены мифологическими и магическими представлениями и верованиями.

От первобытного человека

В мировом искусстве принято выделять несколько эпох его развития. Каждая из них что-то перенимала от своих предков, добавляла что-то свое и оставляла своим потомкам. Из века в век искусство приобретало все более сложную форму.

Искусство первобытного общества состояло из музыки, песен, обрядов, танцев и изображений, которые наносились на шкуры животных, землю и другие природные предметы. В мире античном искусство приобрело более сложную форму. Оно развивалось в египетской, месопотамской, персидской, индийской, китайской и других цивилизациях. В каждом из этих центров возник свой уникальный стиль искусства, который пережил не одно тысячелетие и даже сегодня оказывает влияние на культуру. К слову сказать, древнегреческие художники считались лучшими (даже лучше современных мастеров) в изображении человеческого тела. Только им удавалось каким-то невероятным образом досконально изобразить мускулатуру, осанку, подобрать правильные пропорции и передать естественную красоту натуры.

Средние века

Во времена Средневековья на развитие искусства значительное влияние оказали религии. Особенно это касается Европы. Готика и византийское искусство базировались на духовных истинах и библейских сюжетах. В это время на востоке и в странах ислама считалось, что рисунок человека не более чем создание идола, которое находилось под запретом. Поэтому в изобразительном искусстве присутствовала архитектура, орнаменты, но человека не было. Развивалась каллиграфия и ювелирное дело. В Индии и Тибете основным в искусстве был религиозный танец, за ним шла скульптура.

В Китае процветали самые разнообразные виды искусства, на них не оказывала влияния и давления какая бы то ни было религия. В каждую эпоху были свои мастера, у каждого из них был свой стиль, который они совершенствовали. Поэтому каждое произведение искусства носит название эпохи, в которую было создано. К примеру, ваза эпохи Мин или живопись эпохи Тан. В Японии сложилась та же ситуация, что и в Китае. Развитие культуры и искусства в этих странах происходило достаточно самобытно.

Эпоха Возрождения

В период Ренессанса искусство снова возвращается к материальным ценностям и гуманизму. Человеческие фигуры обретают утраченную телесность, в пространстве появляется перспектива, а художники стремятся отразить физическую и рациональную определенность.

Искусство - это... Понятие и виды искусства. Роль искусства в жизни человека и общества

В эпоху Романтизма в искусстве появляются эмоции. Мастера пытаются показать человеческую индивидуальность и глубину переживаний. Начинают появляться множественные художественные стили, такие как академизм, символизм, фовизм и т.д. Правда, их век был непродолжительным, а прежние направления, подстегнутые ужасом пережитых войн, можно сказать, возродились из пепла.

На пути к современности

В XX веке мастера искали новые изобразительные возможности и стандарты красоты. Из-за постоянно растущей глобализации культуры начали взаимопроникать и влиять друг на друга. К примеру, импрессионисты вдохновлялись японскими гравюрами, на творчество Пикассо значительное влияние оказало изобразительное искусство Индии. Во второй половине XX века на развитие разных областей искусства повлиял модернизм с его непреклонным идеалистическим поиском истины и жесткими нормами. Период современного искусства наступил, когда было принято решение о том, что ценности - относительны.

Функции и свойства

Во все времена теоретики искусствоведения и культурологии говорили, что для искусства, как и для любого другого социального явления, характерны разные функции и свойства. Все функции искусства условно делятся на мотивированные и немотивированные.

Искусство - это... Понятие и виды искусства. Роль искусства в жизни человека и общества

Немотивированные функции – это свойства, которые являются неотъемлемой частью человеческой природы. Проще говоря, искусство – это то, к чему человека толкают инстинкты и что выходит за пределы практичного и полезного. К таким функциям относят:

  • Базовый инстинкт гармонии, ритма и уравновешенности. Здесь искусство проявляется не в материальной форме, а в чувственном, внутреннем стремлении к гармонии и красоте.
  • Ощущение таинственности. Считается, что искусство – это один из способов, позволяющих ощутить связь с Вселенной. Это ощущение возникает неожиданно при созерцании картин, прослушивании музыки и т.д.
  • Воображение. Благодаря искусству человек имеет возможность применить воображение без ограничений.
  • Обращение ко многим. Искусство позволяет творцу обращаться к целому миру.
  • Ритуалы и символы. В некоторых современных культурах есть яркие ритуалы, танцы и представления. Они являются своеобразными символами, а иногда просто способами разнообразить событие. Сами по себе они не преследуют какой-то цели, но антропологи видят в каждом движении смысл, заложенный в процессе развития национальной культуры.

Мотивированные функции

Мотивированными функциями искусства называют цели, которые создатель осознанно ставит перед собой, приступая к созданию произведения искусства.

Искусство - это... Понятие и виды искусства. Роль искусства в жизни человека и общества

В таком случае искусство может быть:

  • Средством коммуникации. В своем самом простом варианте искусство является способом общения между людьми, с помощью которого можно передавать информацию.
  • Развлечение. Искусство способно создать соответствующее настроение, помогает расслабиться и отвлечься от проблем.
  • Ради перемен. В начале ХХ века было создано множество произведений, которые спровоцировали политические перемены.
  • Ради психотерапии. Психологи часто используют искусство в лечебных целях. Техника, основанная на анализе рисунка, дает возможность провести более точную диагностику.
  • Ради протеста. Искусство часто использовали, чтобы выразить протест против чего-то или кого-то.
  • Пропаганда. Искусство также может быть способом распространения пропаганды, благодаря которому можно незаметно повлиять на формирование новых вкусов и настроений у публики.

Как видно из функций, искусство в жизни общества играет далеко не последнюю роль, влияя на все сферы человеческой жизнедеятельности.

Виды и формы

Изначально искусством считался нерасчлененный, то есть общий комплекс творческой деятельности. Для первобытного человека не существовало отдельно таких примеров искусства, как театр, музыка или литература. Все было слито воедино. Только спустя время стали появляться разные виды искусства. Так называют исторически сложившиеся формы художественного отражения мира, которые используют для создания разные средства.

Искусство - это... Понятие и виды искусства. Роль искусства в жизни человека и общества

В зависимости от использованных средств различают такие формы искусства:

  • Литература. Использует словесно-письменные средства для создания образцов искусства. Здесь выделяют три главных рода – драма, эпос и лирика.
  • Музыка. Ее делят на вокальную и инструментальную, чтобы создавать образцы искусства используются звуковые средства.
  • Танец. Чтобы создать новые образцы, используются пластические движения. Выделяют балет, ритуальное, бальное, современное и народное искусство танца.
  • Живопись. При помощи цвета отображается реальность на плоскости.
  • Архитектура. Искусство проявляется в преображении пространственной среды сооружениями и зданиями.
  • Скульптура. Представляет собой художественные произведения, которые имеют объем и трехмерную форму.
  • Декоративно-прикладное искусство. Эта форма связана непосредственно с прикладными нуждами, это художественные предметы, которые могут применяться в быту. Например, расписная посуда, мебель и т.д.
  • Театр. При помощи актерской игры на сцене разыгрывается сценическое действо конкретной темы и характера.
  • Цирк. Своеобразное зрелищно-развлекательное действие со смешными, необычными и рискованными номерами.
  • Кино. Можно сказать, что это эволюция театрального действия, когда еще используются современные, аудиовизуальные средства.
  • Фотография. Заключается в фиксации зрительных образов техническими средствами.

К перечисленным формам можно еще добавить такие жанры искусства, как эстрада, графика, радио и т.д.

Роль искусства в жизни человека

Странно, но почему-то считается, что искусство предназначено только для высших слоев населения, так называемой элиты. Другим людям такое понятие якобы чуждо.

Искусство обычно отождествляют с богатством, влиянием и властью. Ведь именно такие люди могут позволить купить себе красивые, неприлично дорогие и абсурдно бесполезные вещи. Взять, к примеру, Эрмитаж или Версальский дворец, в которых сохранились богатые коллекции монархов прошлого. Сегодня такие коллекции могут позволить себе правительства, некоторые частные организации и очень богатые люди.

Искусство - это... Понятие и виды искусства. Роль искусства в жизни человека и общества

Иногда складывается впечатление, что основная роль искусства в жизни человека состоит в том, чтобы показать окружающим социальный статус. Во многих культурах дорогие и изящные вещи показывают положение человека в обществе. С другой стороны, два столетия назад предпринимались попытки сделать высокое искусство более доступным для широкой публики. К примеру, в 1793 году был открыт Лувр для всех желающих (до того момента он был собственностью французских королей). Со временем эту идею подхватили в России (Третьяковская галерея), США (Музей Метрополитен) и других странах Европы. И все равно люди, у которых есть своя коллекция произведений искусства, всегда будут считаться более влиятельными.

Синтетическое или настоящее

В современном мире существует большое разнообразие произведений искусства. Они обретают различные виды, формы, средства создания. Единственное, что осталось без изменений – это народное искусство, в его первобытном виде.

Сегодня даже простая идея считается искусством. Именно благодаря идеям, общественному мнению и отзывам критиков пользуются непреходящим успехом такие произведения, как «Черный квадрат», чайный сервиз, обтянутый натуральным мехом, или фотография реки Рейн, которую продали за 4 млн долларов. Сложно назвать эти и подобные им предметы настоящим искусством.

Итак, что такое настоящее искусство? По большому счету это произведения, которые заставляют задумываться, задавать вопросы, искать ответы. Настоящее искусство привлекает, хочется любой ценой заполучить этот предмет. Даже в литературе русские классики писали об этой притягательной силе. Так, в повести Гоголя «Портрет» главный герой тратит свои последние сбережения на приобретения портрета.

Настоящее искусство всегда делает человека добрее, сильнее и мудрее. Обладая бесценными знаниями и опытом, что собирались на протяжении многих поколений, а теперь доступны в приемлемой для восприятия форме, человек имеет возможность развиваться и совершенствоваться.

Искусство - это... Понятие и виды искусства. Роль искусства в жизни человека и общества

Настоящее искусство всегда делается от чистого сердца. Неважно, что это будет – книга, картина, музыка, пьеса. Зритель почувствует. Обязательно почувствует то, что хотел передать создатель. Почувствует его эмоции, поймет его мысли, вместе с ним отправится на поиски ответов. Настоящее искусство – неслышный разговор автора с человеком, после которого слушатель/читатель/зритель уже не станет прежним. Вот что такое настоящее искусство. Настоящий концентрированный сгусток чувств. Как писал Пушкин, оно должно жечь сердца людей, и неважно чем - глаголом, кистью или музыкальным инструментом. Такое искусство должно служить людям и вдохновлять их на перемены, развлекать, когда грустно, и вселять надежду, особенно тогда, когда кажется что выхода нет. Только так, по-другому и быть не может.

Сегодня существует много странных, иногда даже нелепых предметов, которые именуются произведениями искусства. Но если они не способны «зацепить за живое», значит, относиться к искусству априори не могут.

www.nastroy.net

Л. С. Выготский Искусство и жизнь. Психология художественного творчества

Л. С. Выготский

Искусство и жизнь

В каком отношении эстетическая реакция стоит ко всем остальным реакциям человека, как в свете этого понимания уясняется роль и значение искусства в общей системе поведения человека?

Мы знаем, что до сих пор на этот вопрос даются совершенно разные ответы и совершенно по-разному расценивается роль искусства, которая одними авторами сводится к величайшему достоинству, а другими — приравнивается к обыкновенной забаве и отдыху.

Совершенно понятно, что оценка искусства будет всякий раз стоять в прямой зависимости от того психологического понимания, с которым мы к искусству подойдем. И если мы хотим решить вопрос о том, в каком отношении находятся искусство и жизнь, если мы хотим поставить проблему искусства в плоскости прикладной психологии, — мы должны вооружиться каким-нибудь общетеоретическим взглядом, который позволил бы нам иметь твердую основу при решении этой задачи.

Первое и самое распространенное мнение, с которым здесь приходится столкнуться исследователю, это мнение о том, что искусство будто бы заражает нас какими-то чувствами и что оно основано на этом заражении. «Вот на этой-то способности людей заражаться чувствами других людей и основана деятельность искусства, — говорит Толстой. — ...Чувства, самые разнообразные, очень сильные и очень слабые, очень значительные и очень ничтожные, очень дурные и очень хорошие, если только они заражают читателя, зрителя, слушателя, составляют предмет искусства».

Эта точка зрения сводит, таким образом, искусство к обыкновеннейшей эмоции и утверждает, что никакой существенной разницы между обыкновенным чувством и чувством, которое вызывает искусство, нет и что, следовательно, искусство есть простой резонатор, усилитель и передаточный аппарат для заражения чувством. Никакого специфического отличия у искусства нет, а потому оценка искусства и должна исходить в данном случае из того же самого критерия, из которого исходим мы, когда оцениваем всякое чувство. Искусство может быть дурно и хорошо, если оно заражает нас дурным или хорошим чувством; само по себе искусство как таковое не дурно и не хорошо, это только язык чувства, который приходится оценивать в зависимости от того, что на нем скажешь. Отсюда совершенно естественно Толстой делал вывод, что искусство подлежит оценке с общеморальной точки зрения, и расценивал как высокое и хорошее то искусство, которое вызывало его моральное одобрение, и возражал против того, которое заключало в себе предосудительные с его точки зрения поступки. Многие критики сделали такие же выводы из его теории и расценивали обычно произведение искусства с точки зрения того явного содержания, которое в нем заложено, и если это содержание вызывало их одобрение, они относились с похвалой к художнику, и наоборот. Какова этика, такова и эстетика — вот лозунг этой теории.

Ее глубочайшую неправильность обнаружил сам Толстой, когда попытался быть последовательным в своих собственных выводах. В виде иллюстрации своей теории он сопоставляет два художественных впечатления: одно — которое произвело на него пение большого хоровода баб, величавших вышедшую замуж его дочь, и другое — которое осталось у него от игры прекрасного музыканта, исполнившего сонату Бетховена, опус 101. В пении баб выражалось такое определенное чувство радости, бодрости и энергии, что оно невольно заразило самого Толстого, и он пошел к дому бодрый и веселый. С этой точки зрения песня баб для него настоящее искусство, которое передает определенное и сильное чувство, и так как второе впечатление решительно не содержало в себе такого явного выражения, то он готов признать, что соната Бетховена только неудачная попытка искусства, не содержащая никакого определенного чувства и потому ничем не замечательная. Уже на этом примере совершенно очевидно, до каких нелепых выводов должен дойти автор, когда он в основу понимания искусства положит критерий заразительности. С этой точки зрения Бетховен не содержит никакого определенного чувства, а пение баб элементарно и заразительно весело. Прав совершенно Евлахов, когда говорит, что если это так, «то самым „настоящим“, самым „истинным“ искусством нужно признать военную и бальную музыку, так как та и другая заражают еще более». И Толстой последователен: он действительно наряду с народными песнями признает в музыке лишь «марши и танцы разных композиторов» произведениями, «приближающимися к требованиям всемирного искусства». «Если бы Толстой сказал, что веселость баб привела его в хорошее настроение, то против этого положения ничего нельзя было бы возразить», — справедливо замечает рецензент его статьи В.Г. Вальтер. «Это значило бы, что с помощью языка чувств, выразившегося в пении баб (он мог бы выразиться и просто в орании, и, вероятно, так и было), Толстой заразился их веселостью. Но при чем тут искусство? Толстой не говорит, хорошо ли пели бабы, но неужели, если бы они не пели, а просто весело галдели, стуча в косы, неужели их веселость была бы меньше заразительна, в особенности в день свадьбы дочери».

Нам думается, что если мы сравним по заразительности обыкновенный крик ужаса и сильнейший роман или трагедию, то произведение искусства не выдержит этого сравнения, и очевидно, что надо привнести нечто еще иное к простой заразительности для того, чтобы понять, что такое искусство. Очевидно, искусство производит какое-то другое впечатление, и в этом смысле очень прав Лонгин, который говорит: «Нужно тебе знать, что другое дело изображение у оратора и другое у поэта, а также, что цель изображения в поэзии — трепет, в прозе же — выразительность». Вот этот трепет, который составляет цель поэзии, в отличие от выразительности, равной заразительности, в прозе, и не уловлен совершенно формулой Толстого. Однако, чтобы окончательно убедиться в том, что он неправ, нам следует обратиться к тому искусству, на которое он указывает, к искусству бальной и военной музыки, и посмотреть, является ли целью этого искусства действительно простая заразительность или нет. Петражицкий полагает, что эстетика ошибается, когда думает, что искусство имеет целью возбуждение только эстетических чувств. По его мнению, искусство вызывает целый ряд общих эмоций, а эстетические эмоции играют лишь декоративную роль. «Например, искусство воинственного периода народной жизни бывает приспособлено главным образом к возбуждению героическо-воинственных эмоциональных волнений и настроений. И теперь, например, военная музыка существует вовсе не для того, чтобы доставлять солдатам на войне эстетические удовольствия, а для того, чтобы возбуждать и потенцировать воинственные эмоции. Смысл средневекового искусства (не исключая скульптуры и архитектуры) заключался главным образом в возбуждении возвышенно-религиозных эмоций. Лирика приспособлена к одним, сатира к другим, драма и трагедия опять к иным сторонам нашей эмоциональной психики и проч. и проч...».

Не говоря о том, что военная музыка на самой войне во время боя никаких воинственных эмоций не вызывает, можно усомниться и в том, что вообще вопрос здесь поставлен правильно. Так, например, Овсянико-Куликовский гораздо более прав, когда полагает, что «военная лирика и музыка „подымает дух“ войска, „воодушевляет“ на подвиг, но ведь они не разрешаются боевой эмоцией или боевым аффектом. Они скорее умеряют и дисциплинируют боевой пыл, а кроме того, успокаивают взвинченную нервную систему и прогоняют страх. Приободрять психику, успокаивать взбудораженную душу и прогонять страх — это, можно сказать, одно из важнейших практических приложений „лирики“, вытекающих из ее психологической природы».

Ошибочно, таким образом, думать, что музыка непосредственно вызывает боевую эмоцию, она скорее категорически разрешает страх, смуту и нервное волнение, она как бы дает возможность проявиться боевой эмоции, но сама непосредственно ее не вызывает. Это особенно легко увидеть на эротической поэзии, единственный смысл которой, по Толстому, возбуждать в нас похоть чувств, между тем как тот, кто увидит истинную природу лирической эмоции, всегда поймет, что она действует совершенно обратным образом. «Нельзя сомневаться в том, что на все другие эмоции (и аффекты) лирическая эмоция действует смягчающим образом, а нередко и парализует их. Прежде всего так действует она на половое чувство с его эмоциями и аффектами. В эротической поэзии, если только она в самом деле лирична, гораздо меньше соблазна, чем в тех произведениях образного искусства, в которых вопрос любви и пресловутая половая проблема трактуются с целью морального воздействия на читателя». И если Овсянико-Куликовский полагает, что половое чувство, которое очень легко эмоционально возбуждается, вызывается всего сильнее образами и представлениями и что эти образы и представления обезвреживаются в лирике лирической эмоцией и что укрощением полового инстинкта и сбережением его человечество обязано лирике не меньше, если не больше, чем этике, — то он прав только наполовину. Он при этом недооценивает значения других видов искусства, которые он называет образными, и не замечает, что и там эмоции, вызываемые образами, парализуются эмоцией искусства, хотя бы она и не была лирична. Мы видим, таким образом, что теория Толстого не оправдывается даже там, где он видел ее наивысшую правоту, — в искусстве прикладном. Что касается большого искусства — искусства Бетховена и Шекспира, то сам Толстой указал на то, что эта теория там не приложима. И в самом деле, как безотрадно было бы дело искусства в жизни, если бы оно не имело другой задачи, кроме как заражать чувствами одного — многих людей. Его значение и роль были бы при этом чрезвычайно незначительны, потому что в конце концов никакого выхода за пределы единичного чувства, кроме его количественного расширения, мы не имели бы в искусстве. Чудо искусства тогда напоминало бы безотрадное евангельское чудо, когда пятью-шестью хлебами и двенадцатью рыбами была накормлена тысяча человек, и все ели и были сыты, и оставшихся костей набрано двенадцать коробов. Здесь чудо только в количестве — тысяча евших и насытившихся, но каждый ел только рыбу и хлеб, хлеб и рыбу. И не то ли же самое ел каждый из них каждый день в своем доме без всякого чуда?

Если бы стихотворение о грусти не имело никакой другой задачи, как заразить нас авторской грустью, это было бы очень грустно для искусства. Чудо искусства скорее напоминает другое евангельское чудо — претворение воды в вино, и настоящая природа искусства всегда несет в себе нечто претворяющее, преодолевающее обыкновенное чувство, и тот же самый страх, и та же самая боль, и то же волнение, когда они вызываются искусством, заключают в себе еще нечто сверх того, что в них содержится. И это нечто преодолевает эти чувства, просветляет их, претворяет их воду в вино, и таким образом осуществляется самое важное назначение искусства. Искусство относится к жизни, как вино к винограду, — сказал один из мыслителей, и он был совершенно прав, указывая этим на то, что искусство берет свой материал из жизни, но дает сверх этого материала нечто такое, что в свойствах самого материала еще не содержится.

Выходит, таким образом, что чувство первоначально индивидуально, а через произведение искусства оно становится общественным или обобщается. И здесь дело происходит так, будто ничего никогда от себя искусство в это чувство не привносит, и для нас становится совершенно непонятным факт, почему искусство следует рассматривать как акт творческий и чем оно отличается от простого выкрика или от речи оратора, и где же тот трепет, о котором говорил Лонгин, если за искусством признается одна заразительность? Мы должны признать, что ведь наука не просто заражает мыслями одного человека — все общество, техника не просто удлиняет руку человека, так же точно и искусство есть как бы удлиненное, «общественное чувство» или техника чувств. Глубоко прав был Плеханов, когда утверждал, что отношения между искусством и жизнью чрезвычайно сложны. Он приводит пример из Тэна, который останавливается на интересном вопросе, почему пейзаж развивался только в городе. Казалось бы, если искусство просто заражает нас теми чувствами, которые сообщает нам жизнь, пейзаж должен был умереть в городе, а между тем история говорит нам совсем обратное. Тэн говорит: «Мы правы, когда восхищаемся диким пейзажем, как они были правы, когда такой пейзаж нагонял на них скуку. Для людей XVII века не было ничего некрасивей настоящей горы, она вызывала в них множество неприятнейших представлений, они были утомлены варварством, как мы утомлены цивилизацией. Эти горы дают нам возможность отдохнуть от наших тротуаров, бюро и лавок, дикий пейзаж нравится нам только по этой причине».

Плеханов указывает на то, что искусство есть иногда не прямое выражение жизни, а антитеза к ней; дело, конечно, не просто в отдыхе, о котором говорит Тэн, но в некоторой антитезе, в том, что в искусстве изживается какая-то такая сторона нашей психики, которая не находит себе исхода в нашей обыденной жизни, и здесь уже, во всяком случае, никак не приходится говорить о простом заражении. Очевидно, действие искусства гораздо сложнее и многообразнее, и с каким бы определением мы ни подошли к искусству, мы всегда увидим, что оно заключает в себе нечто, что отличается от простой передачи чувства. Согласимся ли с Луначарским, что оно есть концентрация жизни, все равно мы должны будем увидеть, что искусство исходит из определенных жизненных чувств, но совершает некоторую переработку этих чувств, которую не учитывает теория Толстого. Мы видели уже, что эта переработка заключается в катарсисе, превращении этих чувств в противоположные, в разрешении их, и это как нельзя больше согласуется с тем принципом антитезы в искусстве, о котором говорит Плеханов, и мы легко убедимся в этом, если мы только остановимся на вопросе о биологическом значении искусства, если мы поймем, что оно есть не просто средство заражения, но и какое-то неизмеримо более важное средство для человека. Веселовский в «Трех главах из исторической поэтики» прямо указывает, что древнейшая песня и игра возникают из какой-то сложной потребности в катарсисе, хоровая песня за утомительной работой нормирует своим темпом очередное напряжение мускулов, с виду бесцельная игра отвечает бессознательному позыву упражнять и упорядочить мускульную или мозговую силу. Это — потребность для того же психофизического катарсиса, какой был формулирован Аристотелем для драмы, она сказывается и в виртуозном даре слез у женщин племени маори и в повальной слезливости XVIII века; явление то же — разница в выражении и в понимании. Ведь и в поэзии принцип ритма ощущается нами как художественный, и мы забываем его простейшие психофизические начала. И лучшим опровержением теории заразительности является вскрытие этих психофизических начал, лежащих в основе искусства, указание на его биологическое значение. Искусство, видимо, разрешает и перерабатывает какие-то в высшей степени сложные стремления организма, и лучшим подтверждением нашего взгляда мы считаем тот факт, что он вполне согласуется с исследованиями Бюхера о происхождении искусства и прекрасно позволяет понять истинную роль и назначение искусства. Как известно, Бюхер установил, что музыка и поэзия возникают из общего начала, из тяжелой физической работы и что они имели задачу катартически разрешить тяжелое напряжение труда. Вот как он формулирует общее содержание рабочих песен:

«1) следуя за ходом работы, они дают знак к одновременному напряжению всех сил;

2) они стараются подстрекнуть товарищей к работе насмешкой, бранью или ссылкой на мнение зрителей;

3) они дают выражение размышлению работающих — о самой работе, о ходе ее, об орудиях работы, — дают исход их радости или недовольству, жалобам на тягость работы и малое вознаграждение;

4) они обращаются с просьбой к самому предпринимателю работы, к надсмотрщику или простому зрителю».

Уже здесь оба элемента искусства и их разрешение находят свое место; единственная особенность этих песен в том, что то мучительное и трудное, что должно разрешить искусство, заключено в самом труде. Впоследствии, когда искусство отрывается от работы и начинает существовать как самостоятельная деятельность, оно вносит в самое произведение искусства тот элемент, который прежде составлял труд; то мучительное чувство, которое нуждается в разрешении, теперь начинает возбуждаться самим искусством, но природа его остается той же самой. Поэтому чрезвычайно интересно общее утверждение Бюхера: «Ведь народы древности считали песни необходимым аккомпанементом при всякой тяжелой работе». Мы уже видим из этого, что песня, во-первых, организовывала коллективный труд, во-вторых, давала исход мучительному напряжению. Мы увидим, что и на своих самых высших ступенях искусство, видимо отделившись от труда, потеряв с ним непосредственную связь, сохранило те же функции, поскольку оно еще должно систематизировать или организовывать общественное чувство и давать разрешение и исход мучительному напряжению. Квинтилиан выразил ту же самую мысль так: «И кажется, будто бы ее (музыку) сама природа дала нам для того, чтобы легче переносить труд. Например, и гребца побуждает песня, она полезна не только в тех делах, где усилия многих согласуются, но и усталость одного находит себе облегчение в грубой песне».

Искусство, таким образом, первоначально возникает как сильнейшее орудие в борьбе за существование, и нельзя, конечно, допустить и мысли, чтобы его роль сводилась только к коммуникации чувства и чтобы оно не заключало в себе никакой власти над этим чувством. Если бы искусство, как толстовские бабы, умело только вызывать в нас веселость или грусть, оно никогда не сохранилось бы и не приобрело того значения, которое за ним необходимо признать. Прекрасно выразил это Ницше в «Веселой науке», когда указал на то, что в ритме заключено побуждение: «Он порождает непреодолимую охоту подражать, согласовывая с ним не только шаг ноги, но и душа следует такту... Да и было ли для древнего суеверного людского племени что-либо более полезное, чем ритм? С его помощью все можно было сделать, магически помочь работе, принудить бога явиться, приблизиться и выслушать, можно было исправить будущее по своей воле, освободить свою душу от какой-нибудь ненормальности и не только собственную душу, но и душу злейшего из демонов. Без стиха человек был ничто, а со стихом он стал почти богом». И чрезвычайно интересно, как дальше Ницше поясняет, каким путем удавалось искусству приобрести такую власть над человеком. «Когда терялось нормальное настроение и гармония души, надо было танцевать под такт певца — таков был рецепт этой медицины... И прежде всего тем, что доводили до высших пределов опьянение и распущенность аффектов, следовательно, делая беснующегося безумным и мстительного пресыщая местью». И вот эта возможность изживать в искусстве величайшие страсти, которые не нашли себе исхода в нормальной жизни, видимо, и составляет основу биологической области искусства. Все наше поведение есть не что иное, как процесс уравновешивания организма со средой. Чем проще и элементарнее наши отношения со средой, тем элементарнее протекает наше поведение. Чем сложнее и тоньше становится взаимодействие организма и среды, тем зигзагообразнее и запутаннее становятся процессы уравновешивания. Никогда нельзя допустить, чтобы это уравновешивание совершалось до конца гармонически и гладко, всегда будут известные колебания нашего баланса, всегда будет известный перевес на стороне среды или на стороне организма. Ни одна машина, даже механическая, никогда не могла бы работать до конца, используя всю энергию исключительно на полезные действия. Всегда есть такие возбуждения энергии, которые не могут найти себе выход в полезной работе. Тогда возникает необходимость в том, чтобы время от времени разряжать не пошедшую в дело энергию, давать ей свободный выход, чтобы уравновешивать наш баланс с миром. Самые чувства, верно говорит проф. Оршанский, «это — плюсы и минусы нашего баланса». И вот эти плюсы и минусы нашего баланса, эти разряды и траты не пошедшей в дело энергии и принадлежат к биологической функции искусства.

Стоит только взглянуть на ребенка, чтобы увидеть, что в нем заключено гораздо больше возможностей жизни, чем те, которые находят свое осуществление. Франк говорит, что если ребенок играет в солдата, разбойника и лошадь, то это потому, что в нем реально заключены и солдат, и лошадь, и разбойник. Принцип, установленный Шеррингтоном, принцип борьбы за общее двигательное поле, ясно показал, что наш организм устроен таким образом, что его нервные рецепторные поля превышают во много раз его эффекторные исполнительные нейроны, и в результате наш организм воспринимает гораздо больше влечений, раздражений, чем он может осуществить. Наша нервная система похожа на станцию, к которой ведут пять путей и от которой отходит только один, из пяти прибывающих на эту станцию поездов только один, и то после жестокой борьбы, может прорваться наружу — четыре остаются на станции. Нервная система таким образом напоминает постоянное, ни на минуту не прекращающееся поле борьбы, а наше осуществившееся поведение есть ничтожная часть того, которое реально заключено в виде возможности в нашей нервной системе и уже вызвано даже к жизни, но не нашло себе выхода. Подобно тому как во всей природе осуществившаяся часть жизни есть ничтожная часть всей жизни, которая могла бы зародиться, подобно тому как каждая родившаяся жизнь оплачена миллионами неродившихся, так же точно и в нервной системе осуществившаяся часть жизни есть меньшая часть реально заключенной в нас. Шеррингтон сравнивал нашу нервную систему с воронкой, которая обращена широким отверстием к миру и узким отверстием к действию. Мир вливается в человека через широкое отверстие воронки тысячью зовов, влечений, раздражений, ничтожная их часть осуществляется и как бы вытекает наружу через узкое отверстие. Совершенно понятно, что эта неосуществившаяся часть жизни, не прошедшая через узкое отверстие часть нашего поведения должна быть так или иначе изжита. Организм приведен в какое-то равновесие со средой, баланс необходимо сгладить, как необходимо открыть клапан в котле, в котором давление пара превышает сопротивление его тела. И вот искусство, видимо, и является средством для такого взрывного уравновешивания со средой в критических точках нашего поведения. Уже давно выражалась мысль о том, что искусство как бы дополняет жизнь и расширяет ее возможности. Так, К. Ланге говорит: «Современный культурный человек имеет печальное сходство с домашним животным; ограниченность и однообразие, в которых благодаря размеренной буржуазной жизни, отлитой в определенные общественные формы, протекает жизнь отдельного человека, ведет к тому, что все люди, бедные и богатые, сильные и слабые, одаренные и несчастные, живут неполной и несовершенной жизнью. Можно поистине удивляться, сколь ограниченно количество представлений, чувств и поступков, которые современный человек может переживать и совершать».

То же самое отмечает Лазурский, когда поясняет теорию вчувствования ссылкой на роман Толстого. «У Толстого в „Анне Карениной“ есть место, где рассказывается, как Анна читает какой-то роман и ей хочется делать то, что делают герои этого романа: бороться, побеждать вместе с ними, ехать вместе с героем романа в его поместье и т.д.».

Такого же, в общем, мнения придерживается и Фрейд, когда смотрит на искусство как на средство примирения двух враждебных принципов — принципа удовольствия и принципа реальности.

И несомненно, что, поскольку речь идет о жизненном значении, все эти авторы гораздо больше правы, чем те, которые, подобно Грент-Аллену, полагают, что «эстетическими являются те чувствования, которые освободились от связи с практическими интересами». Это близко напоминает формулу Спенсера, который полагал, что красиво то, что когда-то было полезно и теперь перестало им быть. Развитая до своих последних пределов эта точка зрения приводит к теории игры, которой придерживались многие философы и которой дал высшее выражение Шиллер. Эта теория искусства как игры имеет то существенное против себя возражение, что она никак не позволяет нам понять искусство как творческий акт и что она сводит искусство к биологической функции упражнения органов, то есть в конечном счете к чрезвычайно незначительному у взрослого человека факту. Гораздо сильнее все те теории, которые показывают, что искусство есть необходимый разряд нервной энергии и сложный прием уравновешивания организма и среды в критические минуты нашего поведения. Только в критических точках нашего пути мы обращаемся к искусству, и это позволяет нам понять, почему предложенная нами формула раскрывает искусство именно как творческий акт. Для нас совершенно понятно, если мы глядим на искусство как на катарсис, что искусство не может возникнуть там, где есть просто живое и яркое чувство. Даже самое искреннее чувство само по себе не в состоянии создать искусство. И для этого ему не хватает не просто техники и мастерства, потому что даже чувство, выраженное техникой, никогда не создает ни лирического стихотворения, ни музыкальной симфонии; для того и другого необходим еще и творческий акт преодоления этого чувства, его разрешения, победы над ним, и только когда этот акт является налицо, только тогда осуществляется искусство. Вот почему и восприятие искусства требует творчества, потому что и для восприятия искусства недостаточно просто искренне пережить то чувство, которое владело автором, недостаточно разобраться и в структуре самого произведения — необходимо еще творчески преодолеть свое собственное чувство, найти его катарсис, и только тогда действие искусства скажется сполна.

Выготский Л.С. Психология искусства. — М., 1986, с. 301-313.

librolife.ru

Преобразующая сила искусства. Искусство в жизни человека

Искусство в жизни человека в той или иной форме присутствовало на протяжении всей истории. Наскальная живопись, фигурки идолов, античные скульптуры, архитектура, музыка, театр, кино - без этого сложно представить жизнь людей. Зачем же все это нужно и в чем состоит преобразующая сила искусства?

Сущность

В жизни человека всегда есть период, когда он творит. Это могут быть попытки рисовать или лепить из пластилина или глины в детстве, стремление музицировать или петь, но это свойственно всем.

Но что есть искусство? Дать определение этому понятию сложно. Пожалуй, это процесс или результат самовыражения, затрагивающий не только самого творца, но и окружающих его людей. Его также можно определить, как особый способ познания мира. В обиходе так называют мастерство, продукт которого приносит эстетическое удовольствие, одну из составляющих общественной культуры. Иными словами, влияние искусства на человека и наоборот очень велико, они тесно взаимосвязаны. И в любой своей форме творчество так или иначе преобразует окружающую реальность.

преобразующая сила искусства

Направления искусства

Традиционно виды творчества подразделяют на несколько категорий в зависимости от различных критериев. Они могут быть изобразительными, зрелищными или выразительными, с одной стороны, и статичными или динамичными - с другой. Кроме того, с точки зрения развития они подразделяются на пространственные или временные либо имеют признаки обеих форм, то есть относятся к категории смешанных. Все вместе это порождает огромное разнообразие жанров.

Балет, немое кино, живопись, комикс, стихи, каллиграфия, фотография, музыка - казалось бы, что может объединять настолько разные явления? А ведь все это - результат творчества, продукт переработки окружающего пространства в той или иной форме. С развитием технологий появляются все новые виды искусства, оказывающие влияние на людей, становящиеся популярными или, наоборот, отмирающие. Иногда к этой категории также причисляется предпринимательский талант. Но назвать его искусством в полной мере невозможно - он опирается, скорее, на логику и интуицию и имеет своей целью, как правило, совсем не преображение мира и вдохновление миллионов людей.

влияние искусства на человека

Таким образом, современному человеку доступно огромное разнообразие самых разных направлений, вбирающих в себя элементы как музыки, так и живописи, как скульптуры, так и актерского мастерства, и сочетающие их самым причудливым образом. Но преобразующая сила искусства от этого не страдает, а зачастую только увеличивается.

О великих

В каждом направлении творчества есть свои кумиры и ориентиры, демонстрирующие нетривиальный взгляд на мир, потрясающее мастерство, силу своего воздействия на людей. Так или иначе, они оставляют неизгладимый след в истории человечества в виде музыки, картин, скульптур, стихов и прозы, оказывающих волнующее действие даже на их далеких потомков. Не всегда их имена известны, но люди продолжают восхищаться их творениями - не это ли лучшая награда?

волшебная сила искусства

Перечислять сотни имен не имеет смысла - они известны любому мало-мальски образованному человеку: Пушкин, Моцарт, Пикассо, Микеланджело, Леонардо да Винчи, Гауди и т. д. Искусствоведы, конечно, назовут в своем направлении гораздо больше корифеев, считая каждого из них классиком. Но большинство знает имена только тех, кто прошел испытание временем, и это действительно великие люди искусства. И это неплохо, ведь коренным образом изменивших мир своим творчеством, на самом деле, не так уж и много. Но уж им не понаслышке знакома преобразующая сила искусства, они постигли ее и тем самым увековечили свои имена.

великие люди искусства

Искусство и человек

Может показаться, что на людей результат творчества влияет, принося лишь положительные эмоции и эстетическое наслаждение. Действительно, искусство в жизни человека играет очень важную роль, но иногда оно толкает его и к пропасти. История знает примеры, когда под влиянием литературного произведения или картины происходили эпидемии самоубийств, психические расстройства и другие негативные события. Смерть кумира провоцировала не только скорбь и депрессию, но и необдуманные поступки, особенно у молодежи.

великая сила искусства

Вместе с тем влияние искусства на человека, в общем и целом, можно охарактеризовать как положительное. Живопись, музыка, литература, кино и театр являются серьезным подспорьем в деле воспитания юного поколения, прививания детям и молодежи вкуса к хорошему и повышения общего уровня культуры. Как известно, у тех, кто читает много хороших книг, появляется интуитивное чувство языка, значительно повышается словарный запас и оттачивается умение правильно выражать свои мысли. Великая сила искусства помогает вырастить из ребенка целостную личность с разносторонними интересами и не чуждую прекрасного. Так что эстетическое развитие и роль в нем творчества неоценимы.

Кроме того, преобразующая сила искусства имеет власть и над творцами. Писатели, поэты, режиссеры и художники с удовольствием цитируют в своих произведениях тех, кто повлиял на их становление, своих учителей и идейных вдохновителей. Но все это случается на уровне сознания, а как насчет того, что происходит в той части, которую человек не контролирует сам?

Зафиксированное влияние

Уже довольно давно умы ученых занимает проблема воздействия тех или иных видов на живые организмы, их деятельность и работоспособность. Такую мощную силу, как искусство, они не могли обойти стороной, так что неудивительно, что на эту тему проводилось довольно большое количество исследований.

Наиболее впечатляющих результатов удалось добиться, наблюдая за людьми, слушающими ту или иную музыку. Дело в том, что звук, как волна, имеет сразу два канала воздействия на человека - механический и психофизиологический. В результате серии экспериментов доказано, что некоторые мелодии способны изменить активность мозга, повлиять на работу ЦНС и ЖКТ, помочь крепко и быстро уснуть. В основном такой положительный эффект имеет классическая музыка, причем значение имеет не только само произведение, но и то, на каком инструменте оно исполнено, не изменена ли тональность и т. д.

искусство в жизни человека

Синдром Стендаля

Не всегда волшебная сила искусства оказывает положительное воздействие на человека. Иногда сила его воздействия настолько велика, что люди испытывают физическое недомогание: головокружение, тахикардию, галлюцинации. Довольно часто подобное состояние регистрируется в Италии, на основании изучения жалоб посетителей галереи Уффици даже было проведено исследование, подтвердившее существование феномена, названного "синдром Стендаля", поскольку именно этот писатель впервые задокументировал неприятные симптомы после наблюдения за произведениями искусства. Ученые считают, что подобное состояние вызывается тем, что люди поражаются мастерству художников Ренессанса и тому, насколько много эмоций и чувств они вложили в свои полотна. Известны случаи, когда посетители музеев и галерей впадали в истерию и даже стремились уничтожить экспонаты. Однако если воздействие искусства на человека дозировать, оно может стать лекарством.

воздействие искусства

Арт-терапия

Несмотря на то что лечение искусством приобрело просто колоссальную популярность, кажется, совсем недавно, подобные методы врачевания были известны еще в древности. Сегодня психотерапевты сплавляют искусство и творчество с методиками, разработанными и предложенными Юнгом и Фрейдом, помогая людям решить свои проблемы в процессе, например, рисования. Так что великая сила искусства помогает как в воспитании, так и в лечении людей. Впрочем, она имеет власть не только над человечеством.

Влияние на другие организмы

В результате серии экспериментов стало ясно, что волшебная сила искусства влияет не только на людей. Кажется, что это было совершенно очевидно в древности, но ученые это подтвердили. Луковицы, вблизи которых звучала классика, лучше росли, а цветы в аналогичных условиях отличались более интенсивной окраской и были более прямыми и устойчивыми. Также говорят о том, что дрожжевое тесто быстрее подходит, если включены произведения Моцарта, даже если температура остается прежней.

Сложно поверить, но влияние искусства на человека и другие живые организмы действительно очень велико. Оно буквально транслирует эмоции, которые творцы вкладывают в свои произведения. И это действительно похоже на волшебство.

fb.ru